"Пожалуй, она никогда никого не любила, кроме себя. В ней пропасть властолюбия, какая-то злая и гордая сила. И в то же время она — такая добрая, женственная, бесконечно милая. Точно в ней два человека: один — с сухим, эгоистическим умом, другой — с нежным и страстным сердцем.
— Александр Куприн”
''I wish I was all someone thought about'' - Mark Sloan

seamoon:

Я сама себе палка в колесах, бревно в глазу, ворчливо-осуждающая бабушка соседка. Сама хозяйка всех навязчивых мыслей в голове, всех отбившихся от рук, наглых тараканов. Сама выдумщица обид, сама самый большой обидчик, самый капризный трус. Я сама больше жизни боюсь проявления чувств, что своих, что чужих. Когда они чужие, я не знаю как на них реагировать, куда деть, нужны ли они мне вообще и бегу. Когда они мои, я просто не знаю куда деться, превращаясь в ходячий сгусток сарказма и иронии, в надежде (читай: твердой уверенности), что любимый мною человек и так всё знает и наверняка чувствует, поэтому, скорее всего, сможет найти мне оправдания и вернуть, когда я отчаянно доказывая всем и вся, что ничего не получится буду уходить, больше всего внутри боясь, что не остановят и не поймут что уходить мне совершенно не хочется. Идиотизм в наичистейшем виде, скажете вы, но, (тут я должна была найти достойное оправдание, но не нашла) поэтому - да. Вы правы. Идиотизм. Я всегда знаю как делать надо, а как делать не желательно, всегда знаю, что отпугивает, а что притягивает и тем не менее, делаю все в точности наоборот. Потому что, почему бы и нет? Почему бы не проесть всю плешь, не сидеть в печёнках у всех любимых людей, чтобы они хотели бежать, сломя голову? И сгорать от стыда и умирать от радости, когда они всё же не бегут. Я безвылазный обитатель дремучего леса своих мыслей. Жук, перевернутый на спинку. Муха, попавшая в паутину. Я сама себе ад, адвокат, судья, враг, друг(? очень врядли), я сама тот хихикающий над неудачами голос в голове, который всегда «говорил и знал же, что так будет». Я сама все свои страхи, ошибки и неудачи. От того и знаю их лучше, чем ты того ожидаешь. От того и не нуждаюсь в том, чтобы ты мне на них указывая возмущался, осуждал или пророчил неуспех в жизни такими-то темпами. Я может быть сама свой ярый ненавистник. Может быть твое «нет, так и в правду не может дальше продолжаться» - мой ад. Может быть твое внимание к тем мелким изменениям к лучшему - моя самая большая мотивация. Может быть я, со всеми своими ужасами, невыносимостями и страхами, потому и стою перед тобой, чтобы ты, своей твердой верой в меня, сам того не замечая, сделал меня лучше. И тогда, тогда я наконец смогу разделить с тобой всё то прекрасное, что трусливо скрывается за всеми отпугивающими стражами, дабы не покалечится и не растратится впустую. Лмое Лмое