"Пожалуй, она никогда никого не любила, кроме себя. В ней пропасть властолюбия, какая-то злая и гордая сила. И в то же время она — такая добрая, женственная, бесконечно милая. Точно в ней два человека: один — с сухим, эгоистическим умом, другой — с нежным и страстным сердцем.
— Александр Куприн”
''I wish I was all someone thought about'' - Mark Sloan

 
 
 
 
 

ivanchenko:

 Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует – безосновательно, но отчаянно.

"Полозкова"

 

 

thedkey:

Это неприятный, болезненный, всё равно что в кабинете у врача, укол. Укол ревности. Я с-о-в-е-р-ш-е-н-н-о не ревнивый человек. Абсолютно. Никогда не предавалась этому чувству. И оно меня настигло, теперь, абсолютно мерзкое и губящее. Я понимаю, насколько оно ужасно, но избавиться от чувства так трудно. Это ведь реакция не осознанная, трудно поддающаяся контролю. Даже подруг и друзей не обозначала никогда как свою собственность, не переживала когда они общались с кем-то. К моему "невероятному" везению, он бабник. Он постоянно обращает на себя внимание всех, громкий, не стесняется флиртовать со всеми девушками подряд. Как-то изливать душу не могу больше. Не знаю, как можно справиться с этим, но чувствую, сериалы хуже никогда не сделают. Пис и мир, амигос.

 

+
 
 
 

Мы сыграем не огромную свадьбу, которая в последнее время вошла в моду, а очень уютную, не на тысячу человек, но никого не обидим, в каком-нибудь красивом небольшом ресторане. Будем сидеть рядом, смеяться, а потом танцевать вместе, будешь самой красивой невестой на свете. Потом мы уедем в свадебное путешествие, куда-нибудь далеко, это будет наш первый совместный отпуск, думаю ты знаешь, где, одно чудесное место, там говорят на итальянском. Первое время жить мы будем с моими родителями, хочу чтобы ты вошла в наш дом и стала дочерью для моей мамы, дочерью, которой у нее никогда не было. Хочу чтобы мои родители полюбили тебя как родную, как и ты их, семья- это самое святое в моей жизни. Между вами не будет формальностей, хочу чтобы мой отец мог с улыбкой обращаться к тебе, а ты с такой же улыбкой могла ответить ему. Пройдем время, у нас появится свой дом, жить мы будем весело, это я тебе обещаю. В очередной вечер я приду домой с работы и за ужином ты расплачешься, а я скажу, что это самая лучшая новость, подниму тебя и начну кружить, бесконечно благодарить тебя и смеяться. Мы будет гулять где-нибудь в дендрарии, чтобы ты дышала свежим воздухом, а по вечерам я буду читать книги, что-нибудь доброе и спокойное, чтобы будущий мужчина чувствовал себя комфортно. Ты будешь победителем в любом споре, просто потому что я не смогу спорить с этой милой пузатой женщиной, это тебе фора на ближайшие годы. Меня будет ждать еще один сюрприз, родился?! -родилась. всю жизнь шутил: "в семье самурая дочка- ужин", но когда впервые увидел свою- чуть было в обморок от радости не упал. забирать с роддома мы вас будем как положено, с дедушками и бабушками, шариками и цветами. мы приедем домой, вечером, когда маленькая леди уснет- я вот сяду и без всяких лишних нежностей скажу тебе спасибо. тяжело, когда муж такой вот неэмоциональный камень, но любые редкие проявления чувств- приятны вдвойне. и знаешь, позже мы переживем тысячи разных моментов, когда нам будет тяжело и больно- будет зубами держать друг друга, но смеяться мы будем чаще, ведь люди должны быть вместе, чтобы им было хорошо, а иначе для чего вообще быть. Это все очень обычно, маленькая семья, вроде как обычная семья, но главное - счастливая. дай Бог чтобы получилось.

 
 
 

Как мне объяснить тебе, мое счастье, мое золотое, изумительное счастье, насколько я весь твой — со всеми моими воспоминаниями, стихами, порывами, внутренними вихрями? И я знаю: не умею я сказать тебе словами ничего — а когда по телефону — так совсем скверно выходит. Потому что с тобой нужно говорить — дивно, как говорят например, с людьми которых больше нет давно… Я просто хочу тебе сказать, что без тебя мне жизнь как-то не представляется — несмотря на то, что думаешь, что мне «весело» два дня не видеть тебя. И знаешь, оказывается, что вовсе не Edison выдумал телефон, а какой-то другой американец — тихий человечек — фамилию которого никто не помнит. Так ему и надо. Слушай, мое счастье, — ты больше не будешь говорить, что я мучу тебя? Как мне хочется тебя увести куда нибудь с собой — знаешь, как делали этакие старинные разбойники: широкая шляпа, черная маска и мушкет с раструбом. Я люблю тебя, ты мне невыносимо нужна… Глаза твои, голос твой, губы, плечи твои — такие легкие, солнечные..

 

не люблю тебя этим вечером, этим месяцем не люблю, не ищу нам причины встретиться, у богов тебя не молю, не шепчу с неподдельным ужасом о тебе со следами слёз. март сбежал по апрельским улицам, март тебя из груди унёс. всё и лечится, и стирается, и сутулится после боль. мне не может никак представиться, что давило во мне контроль? то ли взгляд с откровенным холодом, то ли редкая теплота... я осталась с десятком поводов не любить тебя никогда. не люблю тебя я сегодня, и не буду любить потом. всё, что было, давно не годно, что бы строить наш общий дом, что б мириться со взглядом с холодом или редкой же теплотой, всё, что клеила я - расколото бессердечно самим тобой. я не помню, что можно чувствовать к человеку совсем. представь, видеть мир, словно б он искусственный, но прекрасно при этом знать, что давиться любовью собственной можно так же, как и водой в море, что бесконечной простынью расстилается над тобой. не люблю тебя этой вечностью, этой жизнью и этим днём. пусть останется мне всё бешеным, не забытым зачем-то сном. ни одной нет причины встретиться, нет молитв о тебе богам. если ты - моя к раю лестница, я сжигаю тебя к чертям.

+
 
 
  Следующая  →   
   ←  Предыдущая